oleggureev (oleggureev) wrote,
oleggureev
oleggureev

Categories:

Метафизика богостроительства А. В. Луначарского. Часть 1. История создания доктрины

Начало публикации основной части

Оригинал взят у ebrk в Метафизика богостроительства А.В.Луначарского. Часть 1. История создания доктрины


Цель этого цикла заметок - разобраться с предельными смысловыми основаниями доктрины богостроительства А.В.Луначарского. Начнём путь к этим смысловым основаниям с истории разработки доктрины.

История создания доктрины составляет ценный контекст, который позволяет понять почему автор начал разработку доктрины, какие цели ставил, чем для него была доктрина, кто и как влиял на её разработку, какие у неё были идейные истоки, как влияло на автора и доктрину его время и т.д.

Историю создания своей доктрины А.В.Луначарский описал в 1907 году в предисловии к работе «Религия и социализм». В то время Луначарский «горел» своей доктриной и рассказал в предисловии много ценных деталей.

Луначарский написал, что интерес к «религиозным и художественным выражениям сердечной жизни человека» проявился у него с детства, и что после «обращения в марксизм» этот интерес вырос до размеров и значения проблемы жизни.



Таким образом первым истоком, который использовала доктрина Луначарского, был марксизм, который он начал изучать с 13-ти лет. Важно отметить несколько моментов в отношении Луначарского к марксизму.

Во-первых, марксизм для Луначарского был не только «сухой» научной теорией, а прежде всего «синтетической философией, гармонически соединявшей идеал и практику».

«Исконный, с детских годов проявившийся интерес автора к религиозным и удожественным выражениям сердечной жизни человека не мог не вырасти до размеров и значения астоящей проблемы жизни после восторженного «обращения в марксизм». Никогда не воспринимался он автором, как «сухая» экономическая теория, как объективное фактическое исследование и только. Конечно, наличность и важность этих
элементов в научном социализме была ясна автору, но прежде всего научный социализм был для него синтетической философией, гармонически соединявшей идеал и практику, реалистически и революционно увенчавшей собою грандиозный, глубоко волнующий душу порыв мысли учителей Маркса — великих немецких идеалистов. Чем был Гегель и позднее Фейербах для Герцена и его друзей, тем был для нашего поколения Маркс. Глубокая практичность, объективность его, железная логика, почти всегда нарочито трезвый, почти сухой язык — не заслонил от нас тепла и света, сердца его системы



Во-вторых, для Луначарского крайне важной была направленность марксизма на преобразование мира (а не только на объяснение):

«Другой великан мысли «мастер владимирской фабрики кожевенных изделий» Иосиф Дицген горячим письмом ответил на «откровение» Маркса: «Вы впервые в ясной неопровержимой научной форме высказали то, что отныне станет сознательной тенденцией исторического развития, а именно тенденцию подчинить человеческому сознанию бывшую до сих пор слепою естественную силу общественного процесса производства». Именно эта сторона поражала и привлекала и нас… «Философы старых школ познавали мир, задача новой философии — переделать его».»



В-третьих, Луначарский считал необходимым дополнить марксистское мировоззрение эстетической и религиозной составляющей:

«Но в то же время пишущему эти строки казалось, что никто в достаточной мере не подчеркнул этой эстетической и религиозной ценности нового миросозерцания и самого рабочего движения
Пусть задача определить основы и характер новой пролетарской мирооценки и выяснить её место в ряду других мирооценок в прошлом и настоящем значительно менее важна, чем задача обосновать научное пролетарское миросозерцание, — отсюда нельзя еще сделать вывода о том, что она маловажна.»



Вторым истоком доктрины стали религиозные учения. Луначарский считал, что в религиозных мифах и догмах и сменивших их метафизических системах выражены заветные чаяния человечества. Он хотел описать историю религии с материалистической точки зрения, включая в историю религии европейскую метафизику, утопический и научный социализм. Для Луначарского научный социализм стал итогом развития религиозного представления об идеале, то есть заветных чаяний человечества – он хотел соотнести социализм и религию:

«Теперь дело идет … о более или менее глубоком исследовании взаимоотношений религии и социализма, об определении места социализма среди других религиозных систем



При этом Луначарский был последовательным и ярым противником идеализма (религии) – то есть он рассматривал любой идеализм (религию) в современный ему период как противника.



Третьим истоком доктрины Луначарского стали идеи Авенариуса, который был учителем Луначарского в университете и оказал огромное влияние его мировоззрение. Рассказывая о человеческих оценках Луначарский использует идеи Авенариуса об «обмозговании мира» и ссылается на его теорию:

«В лекциях, трудах и на семинарах Авенариуса я нашел определение основ моего философского миросозерцания. Особенно интересны и важны были для меня те стороны учения Рихарда Авенариуса, которые давали обоснование биологической теории оценки. Теория элементов и характеров, экономический
закон в познании и эстетике, теория аффекта пола — все это было откровением для меня. Широчайшие перспективы начали открываться передо мною, я предугадывал синтезы, наполнявшие меня счастливой тревогой. Не имеют ли все оценки: грубо
чувственные, утилитарные, эстетические, этические — один и тот же корень? Не разновидность ли это единой биологической оценки — начало которой в способности нервной клетки к положительным и отрицательным ощущениям и разряжениям, вершина — дуализм зла и блага? Не открывает ли именно эстетика с мой глубокой сущности биологического факта оценки? А подходя с этой точки зрения к моей «вере», к научному социализму, я уже предчувствовал, что он неразрывно связан в плоскости оценки и идеала со всем религиозным развитием человечества, что он самый зрелый плод этого дерева, разросшегося все из того же корня — первоначальнейших страдания и наслаждения. Все важнейшие вопросы, ответить на которые я считаю делом моей жизни, наметились для меня уже тогда, т. е. в 1895—96 годах.»



«Автору до сих пор кажется непоколебленным Авенариусовское физиологическое объяснение этой окраски (теория аффекционала). Примитивнейший факт — стремление продлить приятное ощущение, полезное для организма, и прервать вредоносное, как акт самосохранения организма — вот зерно, из которого развернулось все богатство чувств, аффектов, эмоций, стремлений…»



Важной составляющей доктрины стало признание огромной роли человеческого труда и противопоставление человека и природы:

«Но свою историю человек творит в борьбе с природой, во первых, слепо, бессознательно — во вторых, разбитый на враждебные нации, классы и т. д. — в третьих. Конечно, социальный процесс становится все более сознательным, но еще очень далек от того, чтобы сознание приобрело в нем не то что решающую, а хотя бы очень влиятельную роль. И так это будет вплоть до уничтожения классов.»

«…головокружительные горизонты, которые великие пророки производительных сил человечества, от Бэкона Веруламского до Сен–Симона, открывали перед воображением, делали понятным «эстетический и религиозный вес» человеческого труда.»



«Современное состояние науки, современное миросозерцание перестает казаться точным отражением в «разуме» или «субъекте» материи, мира, или объекта, а становится одной из ступеней в трудовом развитии человека, в медленном стремлении его обусловленном особенностями его организма, — обмозговать, очеловечить внешнее, среду: весь человеческий мир есть трудовой продукт, результат социально–трудового, в широком смысле этого слова, соприкосновения человека и стихий. Таким образом то, что мы называем «нашим миром», есть лишь относительное равновесие «социального мозга» и внешних сил.»



Первый очерк своих идей Луначарский изложил в 1898 году в Киеве. В предисловии Луначарский пишет, что в сущности эти идеи с тех пор не менялись:

«Основные идеи: о сущности религии вообще, о смысле и направлении развития
религиозности
, о связи научного социализма с заветными чаяниями человечества выраженными в религиозных мифах и догмах и сменивших их метафизических системах, о центральном месте «труда», в новом миросозерцании — все эти идеи уже рано зародились в уме автора и, не изменяясь в существе своем, лишь прояснялись и упрочивались по мере более глубокого ознакомления с историей религии и философии и с научным социализмом.»



В 1907-1911 гг. была написана работа «Религия и социализм» и ряд статей, в которых была изложена доктрина богостроительства Луначарского.

(продолжение следует)

Tags: philosophy, russia, Луначарский, Маркс, СССР, космос, культура, культурология, марксизм, образование, общество, размышлизмы, революция, философия
Subscribe
promo oleggureev january 23, 2014 20:18 13
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у xianyoung в террор в России Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти Не оскудевает поток статей и заметочек о "добром Царе-батюшке", благородном белом движении и противостоящих им красных упырях- душегубах. Я не собираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments