October 16th, 2012

мой дядя

Ювенальная диктатура в Финляндии

Оригинал взят у friend в Ювенальная диктатура в Финляндии
За последнее время произошло 3 события, которые очень точно характеризуют сущность Ювенальной юстиции:
1) Суд в Хельсинки отказался вернуть детей Анастасии Завгородней. Накануне (в понедельник) Анастасия Завгородняя получила решение административного суда г. Хельсинки в связи с ее просьбой остановить исполнение решения об изъятии детей. Суд отказался вернуть детей на основе того, что отец «может хлопнуть детей по попе». Против Анастасии никаких обвинений нет.

2) В Финляндии создано русско-финское «Октябрьское движение» для помощи матерям, которые пострадали от Ювенальной юстиции. Движение создали две финские женщины: Мария Дамерт и Ани Леикониеми (корренные финки).

3) Йохан Бекман – доктор общественно-политических наук, председатель «Антифашистского комитета Финляндии», правозащитник, доцент социологии права университета г. Хельсинки, доцент криминологии университета Восточной Финляндии и университета г. Турку. Йохан Бекман защищает права родителей, у которых ювенальные органы опеки отобрали детей, насколько можно судить, именно за это администрации университета г. Хельсинки решила уволить Йохана Бекмана.
Итого. 1) Действующие в рамках ювенальной юстиции суды, принимает абсурдные и откровенно тоталитарные решения, которые приветствуются нашими и финскими либероидами.

2) Местные жители (в данном конкретном случае финны) не приемлют ювенальную диктатуру и пытаются с ней бороться.

3) Постмодернистская система «западной демократии» наказывает всех, кто выступает против таких ее порождений, как Ювенальная юстиция. Даже высокий общественная статус и широкая известность, не защищают людей от этой системы.

Фактически на наших глазах в ЕС сложилась система либерального фашизма. Пусть этот термин затрет слишком частым и бестолковым использованием, но в данном случае, суть именно такова.
Buy for 110 tokens
Это современная история кровавой мести – трагедия, каких быть не должно. Однако это случилось и молчать об этом опасно и даже преступно. Фото: архив Резы Дегати Цель моего поста не сеять межнациональную рознь, скорее наоборот, мы должны знать правду, о тех событиях, чтобы они больше…
мой дядя

Армия возвращается на Северный Кавказ, но без лишней шумихи

Оригинал взят у pohabij_oplueff в Армия возвращается на Северный Кавказ, но без лишней шумихи
Российская армия вновь будет участвовать в контртеррористических операциях на юге страны – слухи об этом стали ходить ещё в сентябре. А после того, как СМИ сообщили о том, что в пригороде Махачкалы по позициям боевиков были нанесены авиаудары, казалось бы, исчезли последние сомнения – военные уже вернулись. Правда, официально их возвращение так никто и не подтвердил.



Вполне понятно, почему участие военных в контртеррористических мероприятиях силовики намеренно пытаются завуалировать. Если открыто признать, что, мол, да, без армии не справляемся, придётся признать и то, что вывод в 2006 году армейских подразделений после разгрома основных сил боевиков и их руководящих структур с Северного Кавказа был ошибочным. Заодно придётся признать и тот очевидный факт, что за последнее время террористическая зараза расползлась по всему югу страны, а в отдельных регионах – таких как Дагестан и Ингушетия – операции по ликвидации экстремистов больше напоминают полноценные боевые действия с подключением тяжёлой бронетехники и авиации.

Участвует ли в этих операциях армия – наивный вопрос: ведь не представители НАК управляли самолётами, которые разнесли в пух и прах позиции боевиков под Махачкалой. И вот это нынешнее положение дел, при котором военные подключаются к контртеррористическим операциям без лишней помпы, удобно силовикам хотя бы тем, что оно не влечёт за собой широкого общественного резонанса. Никому и в голову не придёт поднять бучу, что на Кавказе, дескать, снова война – раз вернулись военные. А само по себе подключение к боевым операциям армейских подразделений не выходит за рамки действующего закона «О противодействии терроризму». Третий пункт шестой статьи этого закона оговаривает, что армия может участвовать в проведении контртеррористических операций, а это значит, что каких-то дополнительных решений на этот счёт ни в НАК, ни в Минобороны приниматься не должно. И военных, и представителей НАК понять немудрено – просто им так удобнее действовать. С другой стороны, и общество должно точно знать, что армия в операциях участвует, а не гадать, примет ли НАК соответствующее решение в ходе обсуждения повестки «Реализация мероприятий комплексной программы обеспечения безопасности населения на транспорте». Разумеется, не примет. Только что это меняет?

Участие Вооружённых сил в операциях на Кавказе позволяет говорить о том, что в регионе появились крупные террористические банды или, если угодно, полноценные боевые соединения, обученные особенностям партизанской войны и неплохо экипированные.
Collapse )