oleggureev (oleggureev) wrote,
oleggureev
oleggureev

Categories:

РОЖДЕНИЕ ГОРОДА КАСПИЙСКА



Татьяна Тупик

Мой город рожден стройкой военного завода на побережье Каспийского моря. Для стройки была выделена территория в двадцати километрах южнее Махачкалы. Это место тогда называлось «Туралинская земля». Вся территория состояла из сплошных болот. Но выбор места, вероятно, был сделан из-за близости к морскому берегу железной дороги, проходящей от Махачкалы на юг и наличия большой каменной гряды — строительного материала, необходимого для стройки.
В 1931 году начались мелиоративные работы по осушению болотистой местности. Планировалось строительство специализированного завода по производству морского оружия (торпед).

История самых первых дней зарождения стройки до сих пор сохраняется в глубокой тайне. И даже книга о Каспийске Германа Кириленко «Рассекреченный город» [1] до конца эту тайну не раскрывает. Потому что рассекречивание ОСОБО секретных материалов всегда наступает гораздо позже. Но, по просочившейся информации, первыми осушали малярийные болота и осваивали квадратные метры строительной площади люди не совсем вольные.

Местные жители прозвали здешний край "Долиной смерти". Но это было не точно, потому что на многочисленных озерах, окружающих стройку, обитало множество диких гусей и уток. Во время перелетов там садились на отдых дрофы, журавли. Большими стаями по весне прилетали длинноносые пеликаны, цапли, желтые и розовые красавцы фламинго и лебеди.

Свою жилую площадку строители — добровольцы назвали «Белым городком»: все их жилье состояло из простых белых брезентовых палаток. В палатках находились и постройком, и партком. В палатке располагалась школа. Со временем Белый городок переименовался в Цветной городок, наряду с которым существовал и Военный городок.

Вокруг стройки лежали разливные болота с соленой водой, а пресной воды не было. Ее доставляли в бочках на верблюдах из Махачкалы.

Осенью 1932 года рядом с брезентовыми палатками начали появляться деревянные и камышитовые бараки.

Главным инженером стройки был назначен один из ведущих гидротехников страны Александр Соломонович Дезорцев. Это был опытный специалист, получивший образование в Бельгии и Германии. За его плечами было строительство крупнейших строек СССР: Госстрой, Энергострой, Главэнерго, Стальгрес.

Основным источником стройматериала служил каменный карьер на горе Турали. Оттуда камень доставлялся вагонетками на переработочный пункт.

Люди работали по десять — двенадцать часов в сутки в две смены. Необходимые для строительства инструменты и материалы, питание привозили из Махачкалы по узкоколейке на мотовозе, прозванном «кукушкой».
Узкоколейка еще с 1914 года тянулась от бывшего Порт-Петровска (Махачкалы) вдоль берега моря и соединяла семь рыбацких промыслов от Первых до Седьмых Туралей.
С началом строительства завода она оказалась разорвана на две части.

Дорога была проложена через песчаные голые барханы. Со скоростью около десяти километров в час мотовоз тащил за собой несколько вагончиков. В непогоду при затяжных дождях почву под рельсами размывало, а постоянно дующие ветры, северный из которых строители прозвали Иваном, а южный Магомедом, заносили рельсы песком. Поэтому часто кукушка сходила с пути, и пассажиры помогали машинисту поднимать и ставить мотовоз на рельсы.
В качестве основного транспорта использовались лошади, верблюды, ишаки и подводы. Условия жизни и работы были очень тяжелыми, поэтому была сильная текучесть кадров.

Был создан институт вербовщиков и заключен договор "О поставке на строительство завода рабсилы в количестве двух тысяч человек".
Вербовщики выезжали вглубь России и в дагестанские аулы. На стройку приезжали люди в основном из Саратовской и Воронежской областей, Ставропольского и Кубанского краев. Но были здесь и жители Курской, Сталинградской, Куйбышевской, Астраханской, Ростовской, Тамбовской и других областей страны.
В 1934 году на стройку прибыла большая группа казахов в количестве 200 человек.

Таким образом, стройка была интернациональной. Однако, большинство приехавших не владели никакой профессией, были малограмотными, а рабочие дагестанцы не понимали русский язык.

Для нужд строительства необходимо было добиться снижения грунтовых вод, высокий уровень которых не позволял закладывать фундамент на заданную глубину. Поэтому вся территория стройки была прорыта каналами, куда стекались грунтовые воды.

Необходимо было решать вопрос с транспортом для доставки стройматериалов, питьевой воды и пищи строителям. Для этого надо было проложить железнодорожную и автомобильную линии, связывающие поселок с Махачкалой.

Так как в основном использовался гужевой транспорт, необходимо было позаботиться об условиях сохранения этой и механизированной транспортной рабсилы, т.е. построить конный двор и гаражи.
Для облегчения труда и быта необходимо было строительство временной, а затем стационарной электростанции.

Нужно было обеспечить людей относительно благоустроенным жильем и создать санитарно-гигиенические условия для быта и жизни. Осушить малярийные болота, вызывающие массовые заболевания.
Трудности с медикаментами, водой и продуктами питания способствовали развитию кишечно-желудочных заболеваний и других инфекций. Из-за массовых заболеваний в первые годы строительства болезни выводили из строя более двадцати процентов рабочих.

Для решения вопроса с доставкой питьевой воды был проложен водопровод от источника Бекенез, который находился в тридцати километрах южнее строительной площадки.

В начале 1933 года на горе "Турали" открылась фабрика-кухня, откуда обеды доставлялись на все участки строительства.
Тогда же был сильный всплеск малярии, поэтому одним из первых сооружений в поселке была больница.
Уже в это время двести пятьдесят человек переместились из палаток в камышитовые бараки. В поселке открылись первые детские ясли и школа.
Летом 1933 года поселок приобрел пригородное подсобное хозяйство в районе Махачкалы.

Для эффективных результатов стройки, необходимо было преодолеть безграмотность рабочих и организовать их профессиональную подготовку.
С первых дней были организованы курсы ликбеза и курсы ФЗО по подготовке рабочих кадров: токарей, слесарей, фрезеровщиков, сварщиков и др.
Для обучения слесарному мастерству группа рабочих была направлена на промышленные предприятия в Ростов-Дон. Для преподавания в ФЗО были приглашены высококвалифицированные специалисты из Москвы. Кроме москвичей в поселок по приглашению приехали преподаватели и инструкторы из Баку [2], Грозного, Горького.

В 1937 году в ФЗО были: одна группа фрезеровщиков, две группы токарей и три группы слесарей.
А в 1938 году при заводе был построен учебный комбинат, в котором кроме школы ФЗО разместилась и школа мастеров социалистического труда, куда направлялись на обучение передовики стахановского движения, пополнившие впоследствии отряд командиров производства.

В школу ФЗО шли учиться высвободившиеся рабочие строительных специальностей. Кроме них, из-за нехватки рабочей силы, к учебе привлекались жены ИТР и другие домохозяйки. Производственная школа ФЗО до войны осуществила пять выпусков и подготовила более пятисот рабочих разных специальностей — кроме фрезеровщиков, слесарей и токарей обучались будущие чертежники, нарядчики, раздатчики инструментов, шоферы, электрики, крановщики, автомеханики. Эти школы подготовили для завода в довоенное время почти семьдесят пять процентов квалифицированной рабочей силы.

К интеллигенции в поселке было особое отношение. ИТР и их жены пользовались привилегиями. Жены ИТР имели свой статус. У них отдельно проходили совещания и дни отдыха. Их приравнивали к работницам – стахановкам.
В 1933 году вышло постановление бюро Дагобкома партии о приравнивании учителей в поселке к ИТР и обеспечению их топливом, жильем, а их детей — завтраками и одеждой.

Специальные читчики газет ходили по палаткам и баракам и знакомили людей с новостями.
В дни праздников обеспечивался организованный выезд рабочих в Махачкалу, где они отдыхали и участвовали в торжествах.

В 1934 году поселку присвоили название Двигательстрой.

Много сил и внимания было отдано строительству крупной тепловой электростанции (ТЭЦ) с расчетной мощностью двадцать четыре тысячи киловатт, способной полностью удовлетворить электроэнергией не только потребности строящихся завода и поселка, но и окружающих населенных пунктов, в том числе городов Махачкалы, Избербаша, Буйнакска.

Летом 1934 года стройку посетил нарком Серго Орджоникидзе.
После его совещания с руководством было принято решение о перемещении строительной площадки в новый район, прилегающий непосредственно к берегу моря. Прежнее место расположения строительства было удалено от берега примерно на полтора километра. В этом районе был очень высокий уровень грунтовых вод, что затрудняло кладку фундамента. Кроме того, территория строящегося будущего завода находилась далеко от испытательной станции, которая должна была строиться в море, что тоже было неудобно. До сих пор еще сохранились заброшенные колонны, сооруженные при закладке фундамента нескольких цехов.

Пришлось начинать все заново, что означало ускорить и без того напряженные темпы строительства. В дополнение к этому, Серго Орджоникидзе призвал закончить строительство завода за четыре года, вместо предусмотренных планом пяти лет. Орджоникидзе пообещал помочь строителям материально-техническим снабжением. Он сказал, что если в течении двух месяцев в поселке построят лесопильный завод, то он обеспечит доставку строительного леса на плотах водным путем через Волгу и Каспийское море.

Строители сдержали обещание и построили за два месяца лесопилку с причалом для приема плотов. Она находилась в районе нынешней улицы Халилова чуть южнее бывшего кинотеатра «Москва». На лесопилке были установлены две пилорамы и две мощные сушильные камеры. К берегу был выведен ленточный транспортер, а от лесопилки вдоль ул. Халилова к заводу проложена железнодорожная ветка.



В 1935 году стало все больше прибывать рабочих местной национальности. Их распределяли по бригадам для обмена опытом и повышения квалификации. В поселковой газете «Даешь Двигатель!» за 27 сентября 1935 года в заметке "Усилить воспитательную работу среди рабочих националов" писали:

"...В последнее время на 4-й участок начали прибывать на работу целыми группами из далеких аулов националы... Недавно даргинец Т.Мирзабеков, рабочий ТЭЦ, пригласил для работы из своего аула 4-х односельчан, а за ними прибыло еще 10.
Сейчас в национальную бригаду Гасанова влилось новых свыше 50-ти рабочих националов, которые распределятся по бригадам для повышения квалификации"

Необычайно высокими темпами рос завод и такими же темпами рос рядом с ним поселок. Сначала выросли камышитовые бараки, затем каменные двух — и трехэтажные.
Большой район поселка, получивший название «соцгород», был только из высоких каменных трех — четырех — и пятиэтажных домов, которые старались окружить широкими зелеными улицами и парками.
В 1935 году в школу пошли учиться полторы тысячи детей.

Но обо всем этом надо рассказывать отдельно и подробней.

[1] Кириленко Г. В. "Рассекреченный город". — М., 2009 г.

[2] Интересно, что опытный мастер Бакинской школы ФЗУ Эюб Фаталиевич Эюбов не только воспитал несколько поколений специалистов, но и стал родоначальником прославленной династии Эюбовых. Все его десять сыновей связали свою судьбу с заводом.

https://proza.ru/2010/01/07/98
Tags: russia, Дагестан, образование, строительство
Subscribe

promo oleggureev january 23, 2014 20:18 13
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у xianyoung в террор в России Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти Не оскудевает поток статей и заметочек о "добром Царе-батюшке", благородном белом движении и противостоящих им красных упырях- душегубах. Я не собираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment