oleggureev (oleggureev) wrote,
oleggureev
oleggureev

Российско – китайское Анти-НАТО?

Оригинал взят у dimitrimatveev в Российско – китайское Анти-НАТО?

Японское издание The Diplomat 4 июля 2012 года опубликовало статью Ричарда Вейтца , в которой он объясняет зачем Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан уже должны начать принимать новых членов.


Перевод осуществлен переводческой артелью «Северная коза»

______________________________________________________________________



Российско – китайское Анти-НАТО?


Впервые почти за десятилетие на ежегодной встрече глав государств-членов Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) было решено принять в ее ряды еще одного официального наблюдателя – Афганистан. Лидеры, присутствующие на встрече 6-7 июня в Пекине, также разрешили Турции в качестве официального «участника диалога» присоединиться к уже имеющим этот статус Белоруссии и Шри-Ланке. Но даже несмотря на это ШОС пока не удается полностью разрешить проблему своего расширения.


ШОС назвала своего первого официального наблюдателя, Монголию, в июне 2004 года после того, как согласовала нормативы по статусу наблюдателя несколько ранее в том же году. Индия, Иран и Пакистан стали наблюдателями в ШОС на саммите 2005 года в Шанхае. После этого желание стать официальными наблюдателями выразили и другие страны. Но ШОС так и не двигалась вперед в вопросе о принятии новых участников – вплоть до настоящего момента.


Нашла ли ШОС, наконец, выход из тупика в решении проблемы расширения? Вероятно, нет, так как организации опять не удалось перевести ни одну из имеющихся стран-наблюдателей в статус полноправного члена. Иран, Индия и Пакистан усиленно добивались этого статуса, но их попытки снова были блокированы, возможно, принимающей стороной – Китаем, без объявления времени, когда они могли бы получить членство.


В своем заявлении об учреждении ШОС в июне 2001 года шесть государств-основателей организации объявили о том, что «На основании всеобщего согласия, организация будет принимать в качестве новых членов те страны, которые признают цели и задачи сотрудничества в рамках программы организации… и чье присоединение будет способствовать реализации сотрудничества».


Несмотря на это, ШОС так не приняла ни одного нового члена. Текущий перечень стран-членов включает только те шесть государств, которые присоединились к организации в момент ее основания, это Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.


До сих пор официальной причиной, по которой организация еще не рассматривала заявления о вступлении и не принимала новых членов, несмотря на многолетнее обсуждение этого вопроса, было то, что правительства стран-членов ШОС не могут определить юридическую основу увеличения числа членов.


Ранее ШОС установила официальное партнерство только с другими многосторонними организациями. На саммите в Екатеринбурге было решено предоставить статус «участника диалога» Белоруссии и Шри-Ланке. Эти партнеры не могут подписывать документы ШОС или участвовать в принятии решений, они могут лишь выдвигать предложения в областях сотрудничества, установленных меморандумом.


В июне 2010 года на саммите в Ташкенте формально договорились о минимальных обязательствах, исполнение которых необходимо для принятия в полноправные члены организации: государство должно располагаться в Евразии; уже иметь статус наблюдателя или партнера в ШОС; иметь дипломатические, экономические и гуманитарные связи со всеми настоящими странами-членами ШОС; не быть объектом санкций ООН или в состоянии вооруженного конфликта с другой страной. Однако правительства стран-членов ШОС заявили, что им нужен еще год для того, чтобы окончательно согласовать меморандум, детализирующий обязательства стран, стремящихся стать полноправными членами организации. Группа формально утвердила меморандум обязательств на саммите 2011 года в Астане, но сразу же сослалась на другие причины отсрочки решений по принятию новых членов. В Пекине президент России Владимир Путин заявил, что на следующем саммите, который состоится в Киргизии в следующем году, будет окончательно принято решение по общим финансовым, юридическим и административным процедурам вступления новых членов в организацию.


Однако настоящей причиной того, что в ШОС ещё не приняли ни одного нового полноправного члена, является понимание странами-учредительницами организации того, что расширение ШОС может обострить некоторые фундаментальные проблемы организации. Различия между странами-членами в их народонаселении, географических размерах, экономических ресурсах, военной мощи и геополитической ориентации уже осложняют переговоры, утверждение и выполнение принципов ШОС. Приход новых полноправных членов усилит это напряжение. Другими словами, сотрудничество дается тяжело.


Страны-члены ШОС расходятся во взглядах на такие важные вопросы как целесообразность военного присутствия Запада в Центральной Азии; степень, до которой государства должны оказывать помощь другим членам в подавлении беспорядков внутри страны; а также роль ШОС в вопросах о традиционной обороне государства. Дальнейшее расширение порождает риск обострения имеющихся разногласий между правительствами стран-членов ШОС.


Переведение настоящих стран-наблюдательниц в полноправные члены организации также могло бы осложнить взаимное сотрудничество ШОС в области обороны, так как новичкам не хватало бы общего советского военного наследия, которое есть у России, Китая и бывших советских республик Центральной Азии. К тому же, Афганистан, Индия, Монголия и Пакистан имеют связи с Вашингтоном в военной и разведывательной областях.


Кроме того, ни одна из имеющихся стран-наблюдательниц не является очевидным кандидатом на полноправное членство. Больше других желающие получить статус полноправного члена Иран и Пакистан являются наименее приемлемыми кандидатами, по причине их относительно слабых экономик и связей с региональными террористическими группировками. Потенциально наиболее ценный в качестве нового члена богатый газом Туркменистан не проявляет никакого интереса к вступлению в ШОС. Туркменистан все ещё придерживается официальной позиции нейтралитета в вопросах региональной безопасности. Те наблюдатели ШОС, которые безуспешно пытаются получить статус полноправного члена последние несколько лет, вряд ли обрадуются, если Туркменистан будет наделен этим статусом раньше них.


Увеличение числа членов также могло бы осложнить установку ШОС на нераспространение оружия массового поражения, так как некоторые кандидаты в члены, например, Индия и Пакистан, либо обладают ядерным оружием, которое было получено за рамками Договора о нераспространении ядерного оружия, либо, по всей видимости, стремятся получить такое оружие.


Руководители и сторонники ШОС также испытывают беспокойство по поводу того, что увеличение числа государств-членов с правом голоса может еще больше забюрократизировать ШОС. Большее количество членов сделало бы более трудным процесс достижение единогласия. Правило единогласия в организации даёт любому из настоящих членов право вето, в том числе и при принятии новых членов, наблюдателей или участников диалога, хотя Россия и Китай, несомненно, наиболее влиятельны при формировании политики ШОС. И, несмотря на то, что до сих пор у Пекина и Москвы получалось достигать согласия по вопросу отклонения заявлений на полноправное членство, когда-нибудь им придется согласованно выступить в пользу какого-либо соискателя.


Россия и Китай, по всей видимости, решили, что Монголия не сможет присоединиться к ШОС в ближайшем будущем. Помимо её географической изолированности, связи Монголии с НАТО, развивающиеся в последнее время, вызвали отрицательные комментарии в китайской прессе, которая обвиняет Монголию в культивировании связей с НАТО с целью уравновесить и нарастить своё влияние на Пекин и Москву в рамках политики «третьего соседа». Монголия предоставляла войска для проводимых НАТО операций в Косово и Афганистане, присутствовала на недавнем саммите в Чикаго и стала первой страной, принятой в программу индивидуального партнерства и сотрудничества с НАТО.


Китай и Россия также выступают против присоединения к ШОС Ирана. Его полноправное членство было бы воспринято как провокационный и неуместный антизападный шаг со стороны организации, стремящейся уменьшить изначальное беспокойство Запада о том, что ШОС может стать анти-НАТО в восточном регионе. Президент Ху Цзиньтао снова воспользовался двусторонней встречей с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, чтобы высказать неприятие Пекином стремления Ирана овладеть ядерным оружием. Китаю и России удалось искусно отклонить притязания Ирана на членство, введя правило, по которому страна, находящаяся под санкциями ООН, не может стать полноправным членом организации, а затем проголосовав за резолюцию Совета Безопасности ООН, накладывающую на Иран такие санкции.


Но Пекин и Москва не достигли согласия в вопросе о приёме в ШОС Индии и Пакистана. Российское руководство на время забыло о своей традиционной осторожности в отношение Пакистана и было готово разрешить обоим государствам стать полноправными членами организации. Однако сообщается, что правительство Китая заблокировало заявку Индии, несмотря на то, что этот шаг фактически лишил поддержки Пакистан — регионального союзника Китая, так как консенсус состоит в том, что обе страны необходимо рассматривать одинаково, дабы избежать обострения их регионального соперничества. Китайское руководство, по-видимому, препятствует тому, чтобы Индия добилась роста своего влияния в международных делах через членство в ШОС (или в Совете Безопасности ООН). Кроме того, придание статуса полноправных членов Индии и Пакистану, например, могло бы потребовать от ШОС реагирования на проблему Кашмира и другие приводящие к распрям проблемы Южной Азии.


Правительства стран Центральной Азии, возможно, не проявляют энтузиазма по поводу принятия новых членов, так как их собственное влияние может снизиться, размываясь в более крупной группе стран. Им также пришлось бы делиться с новыми членами фондами развития, должностями в ШОС и другими реальными преимуществами членства в организации. К тому же, новые члены могли бы направить взгляды ШОС в сторону от Центральной Азии, тогда как сейчас она находится в фокусе внимания организации. Например, принятие Ирана глубже втянуло бы ШОС в ближневосточные проблемы. А поддержка Индии и Пакистана могла бы превратить ШОС в организацию, ориентированную на Южную Азию в такой же степени, что и на Центральную Азию.


Вместо увеличения числа полноправных членов правительства стран-членов ШОС создали новые разряды партнерств, такие как «страны-наблюдатели», «участники диалога». Настоящие члены организации попытались дать другим партнерам ШОС, особенно странам-наблюдателям, больше возможностей для участия в деятельности организации.


Такой подход мог бы дать партнерам возможность выгодно использовать активы и ресурсы организации через привлечение их в проекты ШОС. Например, новая договорённость могла бы создать возможности для Афганистана и Турции обсудить оптимальный набор мер безопасности в регионе, который выйдет на повестку дня после ухода боевых соединений НАТО, размещённых в Центральной Азии. Новая политика также частично вознаграждает те страны, которые пытались, но не преуспели в повышении собственного статуса внутри ШОС. Однако в какой-то момент недовольные соискатели членства могут утратить интерес и сфокусировать свои усилия по построению многонациональных институтов где-нибудь еще.

Оригинал записи опубликован Информбюро СТАЛИНГРАД

Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags: russia, usa, Китай, политика
Subscribe

promo oleggureev january 23, 2014 20:18 13
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у xianyoung в террор в России Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти Не оскудевает поток статей и заметочек о "добром Царе-батюшке", благородном белом движении и противостоящих им красных упырях- душегубах. Я не собираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments