oleggureev (oleggureev) wrote,
oleggureev
oleggureev

Categories:

«ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» Френсис Стонор Сондерс

«Я получил свое, и пошел ты, Джек!»

В России вышла книга о методах работы американской разведки
Вероника Крашенинникова
18.06.2013
КомментарииВерсия для печатиДобавить в избранноеОтправить материал по почте

Издание английского историка и журналистки Френсис Стонор Сондерс «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» впервые раскрывает подробности того, как Соединенные Штаты выстраивали свою «мягкую силу» в 1950-1960-е годы.

Автор концепции «мягкой силы», гарвардский профессор Джозеф Най на страницах американского журнала «Форин полиси» сетует, что Россия в своих усилиях по применению «мягкой силы» неправильно интерпретировала его концепцию. «Ошибка Москвы в том, что они думают, будто главный инструмент «мягкой силы» – это правительство», – пояснил он.

«Лучшая пропаганда – это ее отсутствие», – считает Джозеф Най. Да, именно под этим лозунгом вело работу в области культуры ЦРУ, в обстановке строжайшей секретности, тщательно маскируя свое финансирование нагромождением подставных фондов. Центральным элементом программы мероприятий в сфере культуры было утверждение о том, что такой программы не существует.

Френсис Стонор Сондерс на протяжении нескольких лет штудировала документы более чем 30 американских и британских архивных собраний, проанализировав огромный массив информации. На основе этих первоисточников автору удалось сложить уникальную картину одной из самых амбициозных секретных операций «холодной войны» – избавления западноевропейской интеллигенции от марксизма и привлечения ее к реализации американских интересов.

После Второй мировой войны европейские коммунисты, мужественно защищавшие свои страны от фашизма, пользовались огромной популярностью среди населения, и во многих государствах, судя по всему, могли прийти к власти.

Вашингтон не мог допустить этого. Наряду с прямым вмешательством в избирательные кампании, как в Италии и во Франции в 1948 году, американские стратеги разработали долгосрочные программы культурного и интеллектуального воздействия на элиты этих стран.

Цель работы над умом и сознанием европейской интеллигенции была двоякая. Во-первых, требовалось сделать левых «некоммунистическими», то есть сдвинуть их ближе к центру – поскольку избавиться от подобных взглядов не представлялось возможным. Во-вторых, необходимо было «оторвать» их от Советского Союза, сделать их антисоветскими.

В сфере культуры СССР представлял настолько убедительные аргументы, что американский истеблишмент мучился неспособностью сформулировать контраргументы и предложить свою мораль и духовную силу. Огромный успех советского Дома культуры в Берлине, открытого в 1947 году, вселил в американских «рыцарей холодной войны» настоящую панику. Ведь для Европы американской культуры как таковой не существовало. С европейской точки зрения, Америка была «культурной пустыней», нацией жующих жвачку обывателей, чьим национальным девизом могло быть, как говаривал американский журналист и критик Дуайт Макдональд: «Я получил свое, и пошел ты, Джек!».

Основным инструментом культурного фронта «холодной войны» США служил Конгресс за свободу культуры с отделениями в 35 государствах, десятками изданий и программ.

Возглавлял его агент ЦРУ Майкл Джоссельсон, эмигрант из Эстонии, чья семья переехала в Германию после революции 1917 года. Конгресс работал в тесной связке с Центральным разведывательным управлением, Советом по психологической стратегии, созданным в Государственном департаменте, и другими американскими и британскими специальными службами.

Многочисленные издания, симпозиумы, выставки, концерты и программы конгресса должны были убедить европейцев, что «Америка и американцы достигли полного триумфа во всех сферах человеческого духа, общих и Старому и Новому Свету». В деятельности конгресса активно участвовали такие известные писатели и философы как Джордж Оруэлл, Бертран Рассел, Артур Кестлер, Раймонд Арон, Андре Мальро и многие другие. Генеральным секретарем Конгресса за свободу культуры служил русский иммигрант композитор Николай Набоков, кузен писателя.

Вот как это описывает Френсис Стонор Сондерс: «На должность генерального секретаря Джоссельсон активно лоббировал своего любимого кандидата, Николая Набокова, который уже пробовался на главную роль, когда декламировал на Берлинской конференции: «Из этого Конгресса мы должны создать организацию для войны. У нас должен быть постоянный комитет. Мы должны сделать так, чтобы он вовлек в работу всех людей, все боевые организации и использовал все методы борьбы с перспективой на действие. Если мы этого не сделаем, то, рано или поздно, нас всех повесят. Часы давно уже пробили двенадцать».

На «культурном фронте» американские спецслужбы охватили все сферы искусства и интеллектуальной деятельности.

Утверждение музыкальных произведений и книг для послевоенной Германии находилось в компетенции Подразделения психологической войны американской военной администрации. По книге Джорджа Оруэлла «Скотный двор» был сделан мультипликационный фильм – его производство и распространение по всему миру финансировало ЦРУ. Когда в марте 1953 года продюсер «­Голоса Америки» запросил в музыкальной фонотеке запись «Песни индийского гостя» из оперы «Садко», сотрудник фонотеки сообщил ему, что это невозможно, поскольку «это Римский-Корсаков, а все русское запрещено для использования». Артур Кёстлер высмеивал научные конференции и симпозиумы конгресса как «разъезды международных академических девочек по вызову», но, тем не менее, принимал в них участие.

Для сокрытия финансирования и участия в деятельности Конгресса за свободу культуры ЦРУ создало разветвленную систему фондов, служивших каналами для проведения средств. В Управлении работала отдельная служба, которая занималась только созданием организаций прикрытия. Благодаря содействию «осведомленных» людей – то есть осознанно сотрудничающих с ЦРУ – средства из Лэнгли проходили более чем через 170 фондов. «Настоящие» фонды, такие, как фонды Форда, Рокфеллера и Карнеги, считались «оптимальным и наиболее приемлемым инструментом финансового прикрытия», рассказывает один из операторов системы, но создавались также десятки фондов-пустышек, служивших только для проведения финансирования, то есть для «отмывания» денег ЦРУ. Помимо множества внедренных агентов американской разведки, в борьбе на «культурном фронте» участвовали бизнесмены и юристы, представители рекламного бизнеса и медиамагнаты, кинорежиссеры и журналисты, члены профсоюзов – они назывались «тихими каналами».

Эта система позволяла ЦРУ финансировать неограниченное количество тайных программ в отношении молодежных групп, профсоюзов, университетов, издательских домов и других организаций с начала 1950-х годов.

Появилась шутка: если какая-то американская благотворительная или культурная организация внесла слова «независимая» или «частная» в свои документы, она, скорее всего, является прикрытием ЦРУ.

В 1976 году специальный комитет, созданный для изучения разведывательной деятельности США, представил следующие данные о проникновении ЦРУ в общественные организации: в течение только 4 лет, с 1963 по 1966 год, американские фонды выдали не менее 108 грантов, полностью или частично профинансированных ЦРУ.

Каналы финансирования часто менялись. Так, например, ежемесячный журнал на немецком языке «Монат», основанный в октябре 1948 года для «проведения интересов внешней политики США в Германии», сначала финансировался из секретного фонда «плана Маршалла», потом из казны Центрального разведывательного управления, затем из Фонда Форда, позже - снова долларами ЦРУ.

Скандал разразился в 1967 году, когда репортеры журнала издания «Рэмпартс» раскрыли факт финансирования ЦРУ организаций, кичившихся своей «независимостью». Публичная порка ЦРУ не изменила практик управления – они стали лишь более изощренными. Кроме того, в 1970-е годы шла разработка дополнительных, «открытых» источников финансирования из «настоящих» фондов. Крупнейшие из них – Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд Рокфеллеров, многочисленные организации Карнеги стали ничем иным, как продолжением мероприятий правительства в сфере международной деятельности.

Автор книги не является приверженцем России или Советского Союза. Френсис Стонор Сондерс – одна из тех людей на Западе, кто пытается добраться до истины и не приемлет огромную систему обмана, отстроенную государственным аппаратом для манипуляции общественным мнением. Она – действительно независимый журналист и историк, в истинном – не вашингтонском – понятии слова.

Книга Френсис Стонор Сондерс чрезвычайно актуальна для России сегодня. Для понимания текущих событий необходимо знать, как был отстроен фундамент той системы, которая действует в наши дни.

Многие из упомянутых фондов по-прежнему работают над проектами в отношении России, а методология и подходы сохраняются без существенных изменений. Книга также очень четко показывает, кто стоит за так называемой «неполитической» деятельностью, к которой апеллируют сегодняшние получатели западных грантов. Очевидным образом, планы по использованию «мягкой силы» во внешней политики России требуют глубокого понимания практики этой концепции в США.

Вероника Крашенинникова - Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив 

Специально для Столетия

Источник
Tags: books, russia, usa, Крашенинникова, СССР, политика
Subscribe

promo oleggureev january 23, 2014 20:18 13
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у xianyoung в террор в России Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти Не оскудевает поток статей и заметочек о "добром Царе-батюшке", благородном белом движении и противостоящих им красных упырях- душегубах. Я не собираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments