oleggureev (oleggureev) wrote,
oleggureev
oleggureev

Проблема Путина не в том, что он не может уволить прозападное правительство.

Оригинал взят у bulochnikov в Проблема Путина не в том, что он не может уволить прозападное правительство.

Проблема путина и путинизма в том, что вокруг него вообще нет никого, кроме компрадоров. Ни в правительстве, ни в экономической науке, ни в бизнесе, ни вообще в элите. Некем заменить существующих.

ПМЭФ   -   самая красноречивая дискуссия на Форуме



Дискуссия  шла в большом зале Дворца Конгрессов, вмещающем пару тысяч человек (!!!) и председательствовал на ней, разумеется, Греф.  На сцене сидели  министры Силуанов и Улюкаев, Якунин,  Чубайс, Глазьев, Кудрин, скромно представляющийся деканом факультета свободных искусств и наук :), уже неоднократно поминавшийся мной добрым словом  лорд Мандельсон, управляющий директор компании МакКинзи  Бартон.

 
Забавно, что воротилы западной экономики, как заведенные  в течение всего Форума повторявшие антимарксистский призыв «разделять экономику и политику», сами себя вели исключительно по-марксистски, жёстко увязывая экономические вопросы с  политическими :)  Несмотря на то, что на эту сессию их пригласили явно из вежливости,  -  панель представляла собой дискуссию тех, кто управляет экономикой России или, по крайней мере, формирует отечественный экономический  дискурс,    -   лорд Мандельсон  с самого начала завел унылую волынку про Украину и Крым.  Лорда не перебивали, а Греф даже из вежливости ему поддакнул, мол,  роль Украины оказалась куда выше, чем мы предполагали,  в этом году  наблюдаем рекордный  отток инвестиций, более 65 млрд. долларов. 

Аудитория заёрзала в предвкушении остренького, поскольку днем все уже отсмеялись над заочной дискуссией  Медведева и Шувалова о роли санкций     -   находящийся тут же, на Форуме,  вице-премьер Шувалов заявил, что западные санкции приносят серьезные последствия для российской экономики:  "...Мы ощущаем и понимаем, что неформальный характер этого давления, которое осуществляют сейчас США и страны ЕС, – это всё для нашей экономики имеет серьёзные последствия..." ,  а при этом буквально в тот же день премьер Медведев сообщил агентству Блумберг прямо противоположное: "...Если говорить о прямом эффекте, то вопреки тому, что очень часто говорят в средствах массовой информации, что говорят некоторые аналитики западные, никакого существенного эффекта они пока не оказали..."

«Мне,   -   говорит руководитель Сбербанка Греф,   -    экономическая политика нашего Правительства вообще до конца не понятна  -  ни в части провозглашаемого, ни в части реализуемого».</span>

Вот это называется «приехали».

«Мне,   -   говорит руководитель РЖД Якунин,   -  экономическая политика Правительства тоже не ясна».  Типа, что происходит у меня в компании, я понимаю, а то, что снаружи,    -   нет.

«Я,   -  говорит декан свободных искусств Кудрин,    -  вообще давно уже внешний наблюдатель.  Тем не менее, тоже наблюдаю мало понятного».

«Вы от меня ждете аналогичного признания?   -  смеется Улюкаев.   -   Вам всем хорошо, вы либо бывшие министры, либо будущие, а я действующий.  Но, если хотите, могу в порядке самокритики сказать, что  есть ощутимая разница между декларируемым и реальным».

«Есть ли необходимость пояснять,   -  говорит советник Президента Глазьев,  -  что я думаю о нашей экономической политике?   Госсектор  у нас вроде 50%, но он неэффективен без плановых индикаторов.  Деньги, выделяемые на инновации, не тратятся, а размещаются на депозитах.   Крупные банки крадут  (да-да!!  Можете не верить, но крадут)   деньги, полученные под рефинансирование.  30% производственных мощностей простаивает.  Положительное сальдо по внешней торговле под 200 млрд долларов, а длинный кредит организовать не можем….»

Надо, говорит Глазьев,  снизить ставки по кредитам, полностью изменить монетарную политику.  А главное  -  повысить личную ответственность каждого, а то у нас экономика   -  зона сплошной безответственности.  Заставить людей исполнять законы.

Тут прорезается Якунин:  мол, я тоже не понимаю, какая у нас сейчас экономическая политика, но я наоборот, считаю, что надо «категорически запретить любые проверки малого бизнеса хотя бы в течение первых пяти лет после его основания».

И тут не выдержала душа чубайсова.

«Я,  -   говорит Чубайс,   -   категорически против всего, что сказал Глазьев.  Какое к черту  усиление контроля???  Это же дополнительные контрольные органы, полицейский режим, новый ГУЛАГ!!!  А  у нас и так крайне осложнилась среда для бизнеса, какое вам ещё нужно усиление контроля???»

С этого момента дискуссия превратилась в бесконечную перепалку между Глазьевым и Чубайсом.

«Я,   -  говорит Глазьев,   -  про усиление контроля, если Вы не заметили, вообще ничего не говорил.  Вы разницу между усилением контроля и повышением ответственности понимаете?  Я, если хотите, сам за сокращение госаппарата,  большой раздутый  аппарат  -  символ безответственности!

В этот момент лорд Мандельсон, видимо, желая перенаправить дискуссию в другое русло, снова завёл свою унылую шарманку про Украину и Крым, но шарманка почему-то очень быстро из унылой превратилась в угрожающую, а вытянутое лицо лорда стало зловещим.     «Крым,   -  говорит,   -    это пиррова победа и экономический самострел России.  И Россия в ближайшее время ощутит это на себе!» (Причём ощутит независимо от своего поведения. Я об этом писал в статье:  

Словестной не место кляузе! Тише ораторы! Ваше слово, товарищ маузер!)     
     
Прозвучало у лорда это как-то слишком угрожающе, и он, видимо, сам  это понял.  «Главная опасность для России - говорит - это опасность самоизоляции.  Время автаркических экономик прошло».

Да у нас,   -  говорит  Глазьев,  -  вообще  никто не говорит об изоляции, кроме Запада, который так и норовит нас изолировать. В стране у нас нет политических сил, которые проповедовали бы самоизоляцию,  -   на дворе 2014 год, и вообще не стоит нам угрожать,   -  мы-то никому не угрожаем.

Если бы Чубайс мог, он бы у Глазьева вырвал микрофон,  но их предусмотрительно посадили  на противоположные стороны сцены.

«Кто кому угрожает?  Мандельсон не угрожает, а предупреждает… Вот. Глазьев не видит политических сил в России, которые выступают  за изоляцию, а я их вижу!»

Видишь суслика?  А он есть!

Квинтессенцией обсуждения стал блиц-опрос, которому Греф подверг участников:  «Какой для России сейчас главный экономический приоритет?»

Бартон из МакКинзи говорит: дерегуляция. 

Глазьев аж вздрогнул:   «Мне вот сегодня улетать в Москву.  Вдруг дерегулируют авиаперевозки?»

Бартон говорит:  я, мол, не уход государства имел в виду,  а снижение бюрократических препон и барьеров.

Греф процитировал Путина, призывавшего  не путать дерегулирование  и дебюрократизацию, а я подумала, может, трудности перевода сыграли свою роковую роль, когда западные рекомендации по снижению бюрократической волокиты наши власть предержащие, которым не терпелось распродать национальное достояние по дешёвке друг другу,  в своё время умело переврали  в свою пользу, вытесняя из экономики государство?...

Мои робкие сомнения развеял Министр Силуанов, провозгласивший основным приоритетом снижение доли госсектора :).

Лорд Мандельсон говорит:  вам надо забыть про индустриальную экономику, развивать сферу услуг.  Российские участники вежливо, но красноречиво помолчали.

В общем, ответы  российских участников  (а они, замечу, все  экономические руководители высшего ранга)  не просто не совпали, а носили диаметрально противоположный, иногда  взаимоисключающий  характер.  А мы ещё удивляемся, почему кто-то не понимает экономическую политику Правительства, в том числе и тот, кто её формулирует и реализует.  Да обычное дело :)

Санкции всё таки действуют. Но не на Путина, а на компрадорскую элиту. И не столько уже введённые санкции (хотя и они действуют) сколько страх дальнейших санкций, которые могут коснуться незнамо кого из элиты. А вот элита уже воздействует на Путина. И не безрезультатно. Путин прогибается и уступает.

Путин потерпел личное поражение не в том, о чём все говорят. Он не проиграл Украину. А даже наоборот – оторвал от неё лакомый кусок. А остальная Украина и так была не его.

Поражение лично Путина в том, что он дожил до краха своей мечты: встроить сильную уважаемую Россию в так называемый цивилизованный мир.
Он не учёл всю сложность и фундаментальность геополитических противоречий. По которым Россия ни в каком виде не должна быть встроена в Запад. Только если  конгломератом карликовых псевдогосударств типа латвий. Полностью разоружённых и полностью подконтрольных Западу. И то не вся. Частью бывшей территории России предполагалось умиротворить на время агрессивных соседей бывшей России.
Запад никогда ни при каких обстоятельствах добровольно не пошёл бы ни на сосуществование с сильной Россией, ни на включение русских в своё цивилизованное пространство иначе, как в статусе деморализованных остарбайторов.
Но Путин вначале верил, что это просто следствие ошибок прежних правителей. Что надо только объяснить всем свою позицию, не злить Запад, учиться у него, перенимать его методы и институты. И всё образуется.
Да и сам Путин в глубине души, я думаю, питал надежду закончить жизнь где нибудь на Западе. В окружении других патриархов политики за написанием мемуаров и глубокомысленными разговорами.
Постепенно до Путина дошло реальное положение дел. Он понял, что ни союзников у России, ни его личных друзей у него в мире, а прежде всего на Западе, нет и не будет.
И из двух целей – величие России и встраивание её в Единую евроатлантическую цивилизацию, выбрал первую. Раз уж нельзя сочетать обе.
Но тут его постигло второе разочарование. Вдруг выяснилось, что все его близкие и друзья крепко завязаны на враждебный России и ему лично Запад. А весь крупный бизнес тем более. Все они поголовно  своими капиталами, домом и семьёй уже там. В России рубят бабло  вахтовым методом и мечтают в конце концов бросить это докучное занятие и тихо стариться в собственной вилле в у тёплого моря в цивилизованной стране. Окруженными детьми и внуками.
А тут Путин подложил своей политикой им такую свинью. Что делать? Валить или прогибать Путина. Чем они и занялись всем кагалом.
Ближний круг, он самый опасный для правителя. опаснее всех вражеских государств вместе взятых.

Санкции всё таки действуют. Но не на Путина, а на компрадорскую элиту. И не столько уже введённые санкции (хотя и они действуют) сколько страх дальнейших санкций, которые могут коснуться незнамо кого из элиты. А вот элита уже воздействует на Путина. И не безрезультатно.

Стулья на которых Путин сидел 10 лет, под ним разъезжаются.

Путин прогибается и уступает, пытаясь усидеть на двух стульях. Выбрать один из стульев пока выше его сил.

Tags: russia, политика, размышлизмы, экономика
Subscribe

promo oleggureev january 23, 2014 20:18 13
Buy for 100 tokens
Оригинал взят у xianyoung в террор в России Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти Не оскудевает поток статей и заметочек о "добром Царе-батюшке", благородном белом движении и противостоящих им красных упырях- душегубах. Я не собираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments